Tag Archive| памяти Леонида кривошеина

Отрадное 11 сентября. ДЕНЬ ТВОЕЙ ПАМЯТИ

Подпишитесь на обновления сайта. Введите свой e-mail:

  Письма, которые я отправляю тебе по электронной почте, не возвращаются ко мне как "недоставленные". Это вселяет в меня надежду, что ты их получаешь. Рассказ о поездке 11 сентября в НАШЕ ОТРАДНОЕ тоже сейчас отправлю, писала для тебя...

  11 сентября, в  годовщину твоего ухода,  была в Отрадном.   Теперь это реабилитационный центр  клиники МЕДСИ
    Помнишь, туда ходил автобус 575 от метро Тушинская?  Он не доходил  прямо до ворот санатория,  но ничего другого не было и мы   пользовалась им  не один десяток лет.  Теперь такого маршрута нет и я сделала несколько пересадок.
    И весь день, не прекращаясь, меня сопровождали  удача и  короткие  встречи с удивительно доброжелательными людьми. 
      Водитель  предпоследней маршрутки, которая  везла меня в сторону Ангелово,  отмахнулся от меня, когда я  стала доставать кошелек из сумки…   Спросила : «У  Вас сегодня благотворительная акция?» . В ответ он засмеялся  и маршрутка тронулась.  Незначительный факт и непонятный. Одета я была вполне прилично и вошла в такси не на костылях...  И наверняка стоимость проезда была пустяковой.
    Это было первым добрым  знаком теплого осеннего дня! Маршрутка привезла меня в Ангелово. Ты мне подал   знак – начать с Храма. А я  планировала посещением его завершить  свое "паломничество".

  Свято-Никольский храм выглядит очень празднично, обновленно. Внутри – никого, кроме   женщины, которая мыла полы.  На мокром полу особенно ярко отражались солнечные лучи, падая длинными полосами  именно на то место, где  девять лет назад… 

       Тебя отпевали в этом храме. А прежде мы с тобой  иногда сюда заходили и  переживали за его заброшенность. Теперь храм светился и снаружи и изнутри.

      Женщина продала мне свечи и деликатно отложила свое занятие – мытье полов. Разрешила сделать фото.

СВЯТО-НИКОЛЬСКИЙ ХРАМ

Я всегда в церкви спрашиваю разрешения, потому что знаю, что в большинстве из них фотографировать можно только с  благословения  батюшки.
      Вернулась на автобусную остановку, чтобы на  чем-нибудь еще поближе подъехать  к самому Отрадному. Ждать пришлось недолго –расписание маршруток и автобусов тоже было на моей стороне (тут я вспомнила поездку на Бородинское поле, где на обратном пути мне пришлось ждать рейсовый автобус больше часа, но тогда , 8  сентября явно был не мой день…)

     Вышла из маршрутки в пределах видимости КПП.

СТРОИТЕЛЬСТВО ЖИЛЫХ ДОМОВ ПОДОШЛО ВПЛОТНУЮ

Еще накануне готовила речь  для  охранника на пропускном пункте (вход на территорию «Отрадного»  строго по пропускам, которого у меня, естественно, не было).
      Когда до ворот, перекрытых  шлагбаумом, осталось метров  50, и подготовка упрашивающей речи была в самом разгаре, рядом со мной затормозил микроавтобус, водитель которого  предложил  меня довезти прямо до реабилитационного центра – то есть мне не понадобилось  уговаривать охранника, объяснять…    Но, судя по тому,  как начался день, и здесь, наверно, все было бы не так плохо, не показали бы мне «от ворот поворот». 
     Шлагбаум  перед  микроавтобусом поднялся без задержки. Ехать или идти всего-то надо было каких –то метров пятьсот, но я успела заметить, что водитель  - «соплеменник», то есть кореец, о чем я и спросила  его на корейском  языке – знаю две-три фразы.  Уже подъехали к корпусу, а мы, дети репрессированных, быстренько пробежались по  нашим биографиям – все похоже как две капли воды. Только его родителей  сослали в Узбекистан,  а моих –  на юг Казахстана… 

      Почти каждый год после твоего ухода бываю в Отрадном в сентябре- не была здесь только первые три года, это было свыше моих сил- но в  здание центра не заходила никогда.
      Бродила по территории обоих корпусов, по аллеям, спускалась к пруду, к плотине , но в само здание даже не делала попытки войти. На этот раз попыталась – и сразу еще один знак – из дверей вышла женщина, которая увидев  меня, удивилась, заулыбалась и назвала по имени! Спустя мгновение я тоже  вспомнила ее … Нина!  В годы, когда мы   часто ездили в Отрадное, она работала администратором корпуса.  (Ездили мы сюда  по нескольку раз в год, на выходные, на несколько дней, на праздники) Оказывается, работает здесь по-прежнему. Тут же подошла еще одна женщина –  которая  меня узнала и назвала по имени, а я. к сожалению,  не вспомнила как ее зовут. Ты бы, наверно, вспомнил…

ВСТРЕТИЛА ЗНАКОМЫХ С ПРОШЛЫХ ЛЕТ

       Внутри здания ничего не изменилось! Ну почти ничего.  Торжественные марши лестниц, великолепный  холл на первом этаже, откуда видны все остальные этажи,

ХОЛЛ НА ВСЕ ЧЕТЫРЕ ЭТАЖА

декоративный фонтан (воды теперь  в нем нет, но бронзовый шар – на месте),

высоченные пальмы  ростом в  четыре этажа,

ТА ЖЕ ПАЛЬМА...

уютный камин в холле перед  баром,

концертный и танцевальный зал на 6 этаже…

ЗДЕСЬ ПРОВОДИЛА ПЕРВЫЕ ДЛЯ МЕНЯ ИСТОРИЧЕСКИЕ БАЛЫ

   Нужно пояснить - здание второго корпуса это уникальный проект    заслуженного архитектора России  Ильи Чернявского (  санаторий «Вороново», «Лазаревское», Гостиница Госкино в Ялте  и др -  осуществленные проекты  архитектора) .  Входя в здание – попадаешь сразу на пятый этаж, потому что оно расположено на холме, спускающемуся  к  пруду. Со стороны воды открывается удивительное зрелище плывущего по зеленому морю огромного четырехпалубного парохода.

  Пруд  - совпадение – как и пруд в Карачарово, называется Марьинским. Подумала, что , наверно, в России Марьинских прудов несть числа.


       Вся площадь перед входом в корпус -  усыпана цветущими розами и другой  зеленой и зрелой красотой – цветами и ягодами.

  Подсела на лавочке к пожилой женщине, разговорились – ветеран войны, путевку получила в совете ветеранов (еще одна новость – думала, что здесь находятся только "реабилитационники", те,кто перенес инсульт, сложные операции на позвоночнике) . Но отголоски функций санатория  еще есть – сюда дают путевки на отдых и лечение  - вот как этой женщине. Вслух выразила удивление – участникам войны сейчас как минимум  92-93 года! Собеседнице оказалось 94 года…


       Спустилась к  пруду, хотела по берегу пройти к первом Отрадному. Нет, здесь прохода нет - на берегу пруда  фешенебельный развлекательный центр «Под облаками».

Прежде это была наша любимая тропа, помнишь? Пошла  верхней дорогой, мимо КПП.
 А там аршинными буквами «ПРОХОД ЗАПРЕЩЕН»  «Пройду?»  - спросила охранника. «Да, только будьте осторожнее, не подходите близко к зданиям – опасно!».  А когда -то  первый корпус был,. как говорится,  «самым- самым».  Бассейн  - ты не поверишь  - обваливается, , сквозь плитку пробиваются  кустарники, деревца.

  Но все также сидит «Девушка с кувшином» .

Солнечные часы работают – солнце ведь не остановишь – но облицовочная плитка отвалилась.

Героическая скульптура  женщины из сталинской эпохи тоже на месте,  заросли вокруг пока не в силах ее закрыть совсем . 

Виноградные лозы уже начали  набирать пурпурный  цвет, смотрю на них как на родственников – их потомки растут у меня на даче.

И теперь уже не только на моей – делюсь со всеми желающими.
   Знаешь. заброшенная территория первого Отрадного, очень сродни моему настроению…               

    И последнее - на совершенно пустынной территории первого Отрадного, как бы поджидая именно меня, стояла черная иномарка. Я остановилась и водитель, открыв мне дверцу, включил двигатель. Довез меня прямо до метро "Митино".

   Ты и теперь скажешь, что не был целый день со мной?    

ПОСМОТРИ, КАК ВЫРОСЛИ ЯБЛОНЕВЫЕ ДЕРЕВЦА-ОНИ УЖЕ ДАЮТ ПЛОДЫ...
СПУСК В ОВРАГ И МОСТ ЧРЕЗ БЕЗЫМЯННУЮ РЕЧУШКУ. ЖУРЧИТ КАК И ТРИДЦАТЬ ЛЕТ НАЗАД
ПО ЭТОЙ ДОРОГЕ МЕЖДУ ПЕРВЫМ И ВТОРЫМ ОТРАДНЫМ МЫ ПРОШЛИ НЕСЧЕТНОЕ КОЛИЧЕСТВО РАЗ
БЕСЕДКУ ТЫ НЕ ВИДЕЛ...
ДО БУДУЩЕЙ ОСЕНИ...


Подпишитесь на обновления сайта. Введите свой e-mail:

Не гаснет памяти свеча. Книга с именами ушедших из жизни москвичей-чернобыльцев…..

При твоей жизни, в 2001 году вышла первая книга воспоминаний «Не гаснет памяти свеча…». Она была посвящена умершим чернобыльцам. Ее авторы – их вдовы, дети, друзья .

И вот держу в руках вторую книгу, недавно вышедшую из печати…

Под номером 728 - КРИВОШЕИН ЛЕОНИД ЛЕОНИДОВИЧ.

«Светлой памяти нашей

Светлой благодарности нашей

Светлой любви нашей

Светлой скорби нашей-

Всем умершим участникам

Ликвидации катастрофы

На Чернобыльской атомной станции

Посвящаем…»

таков эпиграф этой книги…

24 мая в " Московском центре  адаптации военнослужащих"  состоялась  ее  презентация.

 

Держу в руках тяжелый том, изданный на прекрасной бумаге в хорошем переплете.

Понадобилось усилие воли, чтобы открыть темнокрасную обложку.

Здесь, в конце книги, на 36 страницах убористого текста алфавитный список из 1653 имен умерших москвичей – участников ликвидации аварии на ЧАЭС.

Трагический, нечеловечески жестокий список!

 

На 124 странице статья посвященная ТЕБЕ. Ее написала Нина Константиновна Сотскова, ты-то ее хорошо знал, а для других скажу, что это необыкновенный человек, подвижнически неутомимый, замечательная женщина, вдова погибшего ликвидатора чернобыльской аварии, председатель правления Московской благотворительной общественной организации «Вдовы Чернобыля».

Она вспоминает, как в далекие 90-е годы она вместе с тобой прошла все «круги ада», добиваясь как вдова чернобыльца положенной ей по потери кормильца пенсии. (только вдумайтесь -ПОЛОЖЕННОЙ ПО ЗАКОНУ ПЕНСИИ ПРИШЛОСЬ ДОБИВАТЬСЯ 5 ЛЕТ!!!)»

Здесь же две твоих фотографии, одну я сделала в Отрадном 8 марта 2010, другую – у мэрии Москвы в апреле 2010 года,  в тот день, когда мы виделись в последний раз на очередной годовщине чернобыльской аварии.

Преклоняюсь перед всеми героями Чернобыля, чту горе оставленных ими вдов, детей и внуков, но не хочу, не могу видеть тебя под номером… Для меня ты всегда единственный и всегда будешь под номером один...

Уходят люди, их не возвратить,

Их тайные миры не возродить,

И каждый раз мне хочется опять

От этой невозвратности кричать...

 

Двадцать лет спустя…

Сегодня, 10 мая 2014 г. нашла свои стихи, написанные двадцать лет назад.

Признаюсь, я совсем о них забыла. Но они нашлись и с этим ничего не поделаешь.

 

 

Ничто не будет предано забвенью.
Не девочка.
Я знаю силу слов.
Серебряной черемухой волос
Любуюсь словно собственным твореньем.
Скажи мне ласково - как значимо то слово,
Которое ты бросил. Невзначай?
Того, что было, мало или много?
Идет всего лишь третий общий май.
Надежно и тепло твое дыханье,
А то вдруг боль, обида! Отчего
В лицо кидаешь мне наотмашь слово
И смотришь неприязненно сурово?
Ты только дверь закрыл – и я одна,
И так устала я, к тебе взывая,
И ждать снега устали и дожди
И птиц на луч нанизанные стаи.
Зеленый праздник, снова буйство мая,
Мой милый, одари меня
Такой малостью - счастливым правом
Лицо твое в ладонях окаймляя,
Не прячась , целовать средь бела дня.

...Роль случая совсем не умаляя,
Я марта синий день благославляю.

Не посещайте тех мест,где когда-то были счастливы… Отрадное 11 сентября 2013

«Не посещайте тех мест, где когда-то были счастливы» - сказал кто-то когда-то в этом роде.

Но я была в этом месте  счастлива и потому решилась спустя три года вновь здесь побывать…

Мы  с тобой шутя говорили - здесь все в комплексе, все, что надо человеку, чтобы замкнуть круг жизни: Санаторий «Отрадное», больница, Свято-Никольский храм в Ангелово, Митинское кладбище

Разве могла придти нам в голову мысль, что одному из нас - придется пройти именно по этому кругу до конца?

Нет, все мы смертны, но этот круг для тебя стал не символикой, а реальностью – последние восемнадцать лет жизни мы проводили здесь много времени.

Итак – первая станция отправления по этому кругу -санаторий «Отрадное». «Отрадное» рядом с Москвой, от метро пять минут езды, но какое благословенное место! Словно остров с чистым воздухом, бесконечным лесом, каскадом Марьинских прудов и максимумом житейского, бытового комфорта…

Нетрудно было выбрать несколько раз в году недельку-другую, чтобы приехать сюда отдохнуть от суеты. И было оно, это место самым родным и уютным местом. Здесь нам было знакомо все и всё – каждые аллея и мостик в парке, каждая тропинка в лесу…

Рядом с санаторием большой больничный комплекс, приходилось и мне там провести две-три грустные недели с «позвоночными проблемами» и где, конечно, ты меня регулярно навещал.

В начале сентября 2010 года - какой было в тот год тяжелое лето: жара, горящие леса и торфяники, дышать нечем! – в начале сентября тебя привезли сюда прямо с Дона, где ты все лето что-то там усиленно строил, то ли гараж, то ли подвал...

11 сентября тебя не стало.

Через день было отпевание в Свято-Никольском храме.

Как часто мы ходили сюда смотреть, как храм восстанавливается и удовлетворенно видели, что это будет очень красивый храм. По крайнем мере, снаружи…

"На донском высоком берегу

Ты лежишь..."

И вот в третью годовщина твоего ухода, решилась все-таки приехать сюда, в «Отрадное», где была счастлива восемнадцать с половиной лет и где все так несчастливо закончилось.